Есть ли звезды… из черной материи?

    Задумайтесь обо всем, что бытует во Вселенной. Огромные галлактические печи вроде нашего Солнца. Газовые великаны, рядом с которыми наша планетка будет ординарно лилипутом. Строчки астероидов, мчащихся сквозь пустое место. Дальние суперзвезды за тыщи световых лет от нас. Все это же составляет все меньше 5% массы Вселенной. Где остальное? Это же пока что загадка. Наша циклопическая Вселенная могла сформироваться с помощью частиц черной материи, которых мы даже и не имели способности следить. Ученые пробуют обосновать них существование, а уж наряду с ними и существование «темных звезд».

    Бытует один элемент, который может составлять целых 25% Вселенной. Мы и не можем его ощутить либо узреть. Он и не ведет взаимодействие со светом. Он даже и не состоит из обычных нам архитектурных блоков — электронов и протонов снутри атомов, из которых состоит вся материя.

    Это же «темная материя», и ученые пробуют осознать, чем она является, десятки лет. Астрофизик-теоретик Кэтрин Фриз — одна из нескольких, кто охотится на эти таинственные кирпичики бытия. Тридцать годов назад ее теория об невидимом клее, который посодействовал сформироваться Вселенной, привела к возведению подземных ускорителей частиц по всей Планете земля, вроде машин в ЦЕРН. Что все-таки они отыскивают? Эти крупицы именуются вимпами (WIMP), и, по воззрению Фриз, суперзвезды, состоящие из сего иллюзорного материала, могли посодействовать космосу образоваться млрд годов назад.

    Вимпы (малосильно взаимодействующие громоздкие крупицы) — это заглавные крупицы, и не взаимодействующие с электрическими силами. Это же выполняет них «темными» — них нельзя следить, используя электрические детекторы, с помощью которых люди осматривали Вселенную крайние сто лет.

    Однако благодаря теории суперсимметрии — из которой следует, что у каждой знаменитой крупицы существуют «антивещественный» эквивалент, — в нашем текущем атласе частиц возникла брешь, и вимпы умеют потрясающе эту брешь заполнить. Они всюду, однако и не оставляют никаких следов, так как без охоты ведут взаимодействие с стандартными частичками, окружающими них.

    «Что ж, ежели мы возьмем все объекты в нашей ежедневной жизни — ваше тело, стул, на котором оно посиживает, воздух, которым дышит, стенки вокруг нас, добавим планетки, добавим суперзвезды — все это же состоит из атомов, кои мы осознаем, однако вся эта атомная материя составляет только 5% нашей Вселенной — пять процентов! Потому еще есть 95%, кои мы обязаны осознать. И вот тут рождаются черная материя и черная энергия. Когда они проходят сквозь вас — миллиарды частиц каждую одну секунду — вы сего и не замечаете, так как хлипкое взаимодействие реально хлипкое, ничего и не происходит».

    Как определить то, что у вас нет никакой способности узреть?

    «Хорошая аналогия для черной материи — это же ветер. Мы его и не лицезреем, он невидимый, и тем не менее мы убеждены, что он бытует, так как листья шуршат. То же самое обстоит и с черной материей. Мы лицезреем, что она стягивает вещи… это же материя, а уж означает, она ощущает гравитацию. Она сбивается в кучу и стягивает вещи. Мы знаем, что она бытует, по данной причине, однако и не знаем, из чего же состоит».

    Ежели вимпы есть — а Фриз уверена, что да, — они обязаны были возникнуть скоро опосля Немалого Взрыва.

    Фриз изучила эту теорию с коллегами-астрофизиками Паоло Гондоло из Вуза штата Юта и Дугом Сполиаром из Вуза Стокгольма в Швеции. Они отыскивали первые «темные звезды», кои сформировались в ранешние деньки Вселенной.

    Невзирая на свое заглавие, эти древнейшие суперзвезды были ослепительны — они жили аннигиляцией черной материи. И некие из их могли бы жить в далеких уголках Вселенной, ослепительно сияя.

    «Темные суперзвезды начинали с этаких же масс, что и Солнце, однако могли расти в большей и большей степени, пока что и не становились толпой в миллионы солнц и в млрд раз ярче».

    «Следующий объемной телескоп, галлактический телескоп Джеймса Уэбба, продолжение легендарного галлактического телескопа Хаббла, сумеет определить черные суперзвезды. Сделав это же, мы не совсем только обнаружим совсем новейший тип кинозвезд, что уже само по себе изумительно, да и докажем, что они живут за счет вимпов. Эдак что неполадка отважится сама по себе».

    И это же может означать финал для одной из самых сложноватых задач в современной науке. Ученые пробовали решить неурядицу черной материи с 1930-х годов, однако намеки на ее существование возникли за длительное время прежде.

    «Когда люди изучали движение Солнца и планет вокруг, они сообразили, что центральные планетки едут достаточно резво, однако чем далее от центра, тем самым медлительнее движение», разговаривает Фриз.

    «Поэтому они поразмыслили: ладно, это же законы Ньютона, мы них знаем, это же законы природы, давайте поглядим на структуры побольше — на галактики и накопления галактик».

    «Но они отыскали и не это же: они нашли, что по мере продвижения от центра галактики все движется с схожей скоростью. Это же существовало достаточно странно».



    Фриз полагает, что суперзвезды и планетки, кои мы лицезреем в ночном небе, являются кульминацией в длинноватой цепочке реакций, кои начались с этих малосильно взаимодействующих частиц. И она разговаривает, что без частиц черной материи Вселенная и не сумела бы предстать этакий, какой же является. «Структуры, в каких мы живем, галактики и накопления галактик, и не сумели бы сформироваться, если б черная материя и не сформировала галлактическую паутину, в какой мы живем».

    «То существуют на первых парах черная материя собралась воедино, а уж потом нормальные атомы, нейтроны и протоны и т.д., наряду с черной материей сформировали протогалактики, кои привели к возникновению галактик, планет и кинозвезд. Однако для начала образования данной структуры нужна черная материя».