В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    Все задумывались, что гравитационное притяжение пока что неведомой планетки приводит к колебаниям Меркурия. Однако ошибались. И Альберт Эйнштейн пояснил посему. Сто годов назад в Прусской академии Альберт Эйнштейн прочел первую серию лекций, кои переписали законы гравитации Ньютона и видоизменили мир. Может быть, данной революции бы и не существовало без опровержения устаревших астрономических расчетов.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    По Ньютону, колебания Меркурия были вызваны гравитационной тягой альтернативный планетки. Этот Вулкан — та самая «другая» планетка — впервые следили в 1859 году; наблюдения подтвердил величайший астролог тех пор, Урбен Леверье; The New York Times заверил это же открытие как только величайшее в фолиант веке. Как досадно бы это не звучало, однако его и не было.

    Выступая в Массачусетском технологическом колледже, доктор академического письмеца Фолиант Левенсон поведал об фолиант, как только провинциальный целитель из Франции запустил «вулканоманию»; как только теория относительности Эйнштейна предложила совсем новое разъяснение Вселенной; и посему Вулкан до сего времени может поучить нас природе истины и иллюзии.

    Сейчас историю «планеты» Вулкан лишь только ли можно именовать сноской в истории науки. Посему вы решили вырвать ее из небытия?

    Я подошел к Вулкану исходя из убеждений Эйнштейна. Это же красивая история о Эйнштейне, так как она случилась в момент величайшего прорыва в карьере Эйнштейна, общей теории относительности. Он подготовил три из четверых работ, представленных Прусской академии наук, и сделал расчеты, дабы узреть, как только его теория пояснит орбиту Меркурия.

    Его новенькая теория определенно предсказала движение Меркурия вокруг Солнца. Эйнштейн говорил собственным друзьям о этом самым феноменальным языком. Он произнес, что ощущает практически свое сердцебиение, и был эдак взволнован, что и не мог ишачить в течение трех дней: эдак его переполняла удовлетворенность. Потому величавая теория, которая обязана существовала растолковать Вселенную совсем новейшим образом, опиралась на эту полузабытую неурядицу, которая вызывала колебания Меркурия. Оттого лично мне предстало интересно.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    Вы разговаривайте, «биография Вулкана показывает сразу людскую способность поиска и самообмана». Истолкуйте.

    Вулкан примечателен, так как мысль маленького туловища снутри орбиты Меркурия имеет великолепный смысл. Ежели вы полагаетесь на ньютонову теорию гравитации, как только и все в то время, открытие маленьких сомнений посреди орбиты Меркурия нельзя существовало растолковать буксиром Венеры либо Почвы, однако: существуют неоткрытая планетка либо кучка астероидов, которых мы и не лицезреем по причине близости к Солнцу, однако кои оказывают гравитационное воздействие на Меркурий.

    Это же не совсем только безупречно вписывалось в математические рамки теории Ньютона, этаким же методом ученые узнали местоположение Нептуна по колебаниям орбиты Урана несколькими годами раньше.

    Самообман возник в последующие 20 лет, людям казалось, что они лицезрели мигания света, кои истолковали бы общий вид Вулкана во время затмения: круглые объекты, проходящие перед личиком Солнца, кои были общеприняты за транзиты Вулкана.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    Посреди их были не попросту любители, однако этакие люди, как только Урбен Джозев Леверье, самый узнаваемый астролог во всем мире и директор Парижской обсерватории. Пару лет обратно Леверье открыл Нептун «на кончике пера», анализируя колебания орбиты Урана. Схожий анализ он сделал и для Меркурия, потому существовало совсем явно, посему люди верили в существование Вулкана.

    Первым заприметил Вулкан астроном-любитель из Франции Эдмонд Модест Лекарболь. В собственном каменном сарае в деревне Оржер-ан-Бос, 26 марта 1859 года. Малолетний доктор, любитель астрономии, возвел обсерваторию в каменном сарае с маленьким куполом наверху. В тамошний денек в 1859 году он принял пациента, а уж потом отправился в собственный сарайчик, дабы заглянуть в телескоп.

    Когда он обратил собственный телескоп на Солнце, он заметил круглый объект на лике Солнца. Он записал время его движения по Солнцу, записал все заданные, после этого прибыл альтернативный пациент, коего он произвел осмотр и возвратился в сарайчик. Округлая точка продолжала движение сквозь Солнце. Он выслеживал ее всегда, делая пометки в блокноте, пока что тамошняя, в конце концов, и не достигнула иного краешка Солнца.

    Этот итог ему же ни об чем же не произнес. Тогда он ничего и не знал об работе Леверье по Меркурию. И когда она попала в его поле внимания из газет, он написал письмецо Леверье.

    Леверье был на новогодней вечеринке, когда получил письмецо и отправился к особняку Леверье: на первых парах на поезде, впоследствии 20 км пешком. Леверье удостоверился, что Лекарболь вправду лицезрел то, что лицезрел, и пришел к выводу, что астролог лицезрел проход планетки. Невнятно, кто первым отдал ей же заглавие, однако к ней привязалось имя Вулкан.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    Вы разговаривайте: «Каждый человек с телескопом находил Вулкан. Некие его нашли». Отдайте нам картинку тамошнего, как только вулканомания окутала мир.

    Две вещи: у Леверье обязана быть верховная власть над Солнечной системой. Ежели он разговаривает, что Вулкан не совсем только вынужден там быть, да и был найден, практически для каждого он предстал действительностью. Астрологи ринулись пересматривать старенькые записи, дабы проверить, и не лицезрели ли планетку ранее. Ежели один любитель сумел ее определить, то и хоть какой с телескопом сумеет. Максимально вскоре в Солнечной системе нашелся еще один объект, очередное доказательство теории тяготения Ньютона.

    Даже Томас Эдисон поучаствовал в этом процессе. Величавое затмение 1878 года началось в Сибири, пересекло Канаду и потом сделало путь вниз по США сквозь штат Вайоминг. Это же существовало так большое обстоятельство, что даже государство США подчеркнуло финансовые средства на наблюдения. Альтернативные астрологи, кои и не были сопряжены с бюджетом, позанимали пространства, где, как только числилось, будет удобнее всего следить.

    Одним из основных пт предстал Ролинс в Вайоминге, маленький городок с жд депо и гостиницей. Томас Эдисон часто бывал там ради охоты и рыбалки. Однако в тамошний раз он взял с собой новое изобретение, «тазиметр», который мерил инфракрасное излучение либо тепло. Эдисон жаждил попробовать его во время затмения, дабы узреть, увидит ли он тепло короны Солнца.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    В денек затмения Эдисон испытал собственный инструмент, который совсем и не функционировал. Тогда-то он отправился ввысь по металлической дороге из Ролинса к сейчас совсем исчезнувшему форпосту Сепарейшен, Вайоминг, где двое заведомых охотников на Вулкан в тамошний денек настроили свои телескопы.

    Какой-то из них, Саймон Ньюкомб, пропустил его. Альтернативный, Джеймс Уотсон, директор обсерватории Анн-Арбор, заметил махонькую ярчайшую звездочку там, где и не существовало запланировано кинозвезд, и произнес, что это же Вулкан. Новинка о этом открытии разлетелась по миру за некоторое количество дней.

    В поисках Вулкана: планетки, с которой началась общественная теория относительности Эйнштейна

    Посему существовало этакое жгучее мечтание поверить в Вулкан, что даже «газета рекордов», The New York Times, вспрыгнула на подножку?

    Существовало две факторы. Первая научная. За прошлые сто лет фаворитные математические интеллекты Европы и Америки разработали все наиболее и поболее сложноватые фотомодели Галлактики, используя законы Ньютона, и все время оказывались правы.

    В согласовании с законами Ньютона, колебания Меркурия были вызваны некоторым родником гравитационной энергии. Это же существовало одиним-единственным разъяснением. Факты сами по самому себе ничего и не значат, ежели у вас нет рамок, в кои них можно заключить. Тогда-то рамками были законы Ньютона.

    Существуют а также популистский нюанс. Посему «Нью-Йорк Таймс» дразнит талантливых астрологов них сомнениями насчет Вулкана? Ответом является мечтание человека сообщить «смотрите, вы, мозговитые ребята, вы на деле ничего и не понимаете, есть вещи, об которых даже вы и не знаете».

    Как только опровержение существования Вулкана предстало центром общей теории относительности Эйнштейна?

    Теория относительности Эйнштейна поясняет то же явление, однако выполняет это же с помощью совсем хорошей структуры либо картины от ньютоновых. В теории Ньютона гравитация является свойством, которое пересекает место меж двумя телами; сила, которая вас притягивает. Эйнштейн произнес, что все и не эдак. Он произнес, дескать, вы обязаны в корне сконфигурировать собственную картинку гравитации, свое осознание качеств действительности.

    Ядром ОТО будет то, что место и время и не статичны, а уж оживленны и умеют изменяться. Что они изменяются в присутствии и движении материи и энергии. Большая толпа вроде Солнца образовывает искривления в пространстве-времени, а уж означает все и не эдак прямолинейно. Луч света, проходящий близко к Солнцу, пойдет по кривенькому пути.

    Опровержение существования Вулкана существовало центральным для Эйнштейна, так как продемонстрировало, что его кардинальная и затейливая картинка тамошнего, что пространство-время зыбко, является правильным методом посмотреть на Вселенную. Меркурий сомневается, так как это же кратчайший путь, по которому он может пройти сквозь искривление пространства-времени, сделанное циклопической толпой Солнца. Без искривленного пространства-времени востребована иная толпа. Однако с ним Меркурий будет яизвестия себя в точности, как только разговаривает теория Эйнштейна.

    Вы называете историю Вулкана «поучительным рассказом». Какие уроки она нам преподносит?

    Вулкан обучает нас, как только тяжело осознать то, что природа пробует нам дать знать, и как только тяжело осознать, когда природа разговаривает «нет». Даже один твердый факт может взорвать самую красивую теорию. Однако это же и не вконец вариант Вулкана. Пока что у вас и не будет рамок, кои дозволят для вас узреть кандидатуру тамошнему, что вы задумывались ранее, вы и не сумеете с легкостью воспринимать новейшие факты.

    Люди продолжали раскрывать Вулкан, так как мир добивался, дабы Вулкан был там. Альберту Эйнштейну потребовалось обеспечить рамки, в каких Вулкан предстал бы не совсем только несуществующим, да и нежелательным.

    По материалам National Geographic