Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    Для наибольшей части мира вирус, вызвавший разрушительную вспышку лихорадки Эбола в Африке, выскочил, казалось бы, совсем из ниоткуда. Однако Лесли Лобель в собственной статье в Nature разговаривает, что мы обязаны были это же предугадать. Кто прав? Посему мы все проморгали?

    Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    В 2012 году Лобель и команда ученых провели шесть месяцев в Уганде, изучая вирус Эбола и связанные с ним вирусы. В течение них пребывания патогены вызвали само мало четверо отдельные вспышки болезни в Центральной Африке, заразив наиболее 100 человек. Для Лобеля, вирусолога вуза Бен-Гуриона в Беэр-Шева, Израиль, эти вспышки были миниатюрными толчками, предыдущими сильному землетрясению. «Мы сразу же сообщили, что приближается что-то нешуточное, что-то произойдет», — разговаривает он.

    Как только и Лобель, альтернативные ученые предвещали, что эти вирусы в один великолепный денек умеют привести к большой эпидемии — и сегоднящая вспышка, которая унесла жизни само мало 5000 человек, обосновала них правоту. Существуют пять сортов вирусов, тесновато связанных меж собой, кои ученые именуют одной группой «эболавирусов»; общий вид, стоящий за вспышкой, эболавирус Заира, знаменит нам как только вирус Эбола. Наряду с вирусом Марбурга и вирусом Лловиу, эболавирусы составляют семью филовирусов, которая существовала неведома перед началом 1960 года. Все филовирусы владеют общей структурой, и большая часть из их вызывает страшную для жизни геморрагическую лихорадку у граждан.

    Изучение этих некогда игнорируемых вирусов началось опосля вспышки сибирской язвы в США 2001 года; бюрократы начали финансировать изучение летальных патогенов, кои умеют быть применены для атак биотеррористов, и возводить специфические лаборатории, в каких них можно существовало бы неопасно исследовать. Ученые выяснили, как только ишачят аналогичные вирусы, и сделали первые экспериментальные вакцины, кои могли бы приостановить них рост.

    «Финансирование биозащиты существовало максимально серьезным», — говорит микробиолог Томас Гейсерт из мед отделения Техасского вуза в Галвестоне, который изучал эболавирусы в течение 26 лет.

    Все же прогресс в познаниях об филовирусах а также имеет пробелы. Ученые подозревают, что в остальных частях мира гораздо лишь предстоит определить остальных пенисов семьи филовирусов. А также они пробуют осознать, какие звери являются естественными распространителями филовирусов и посему возрастает частота вспышек болезней филовирусами у граждан: за крайний 21 год них высчитали 19, и три существовало исключительно в этом году. Поиск ответов ведется тяжело, так как вспышки непредсказуемы, а уж лабораторные работы с филовирусами просят высочайших мер сохранности.

    В крайние несколько месяцев научные исследования отошли на задний замысел, уступив дорогу заядлым усилиям по контролю вспышек Эбола, однако по мере тамошнего, как только пандемия распространялась, опять возвратились на фронтальный замысел. Ученые признают, что сумели бы приостановить вирус Эбола, лишь если б сообразили его биологию и как только им же заведовать.

    «Нам надо все больше инфы об вирусологии, медицинской картине и эпидемиологии сего вируса, — разговаривает Майкл Остерхольм, ученый в области публичного здравоохранения из Вуза Миннесоты. — Никто и не недооценивает сложность исследовательских работ в этаких критериях, однако нам позарез нужно дотянуться все больше информации».

    Содержание

    • 1 Откуда взялись филовирусы?
    • 2 Как всераспространены филовирусы?
    • 3 Мы сами превращаем Эбола в злейшего неприятеля?
    • 4 Посему Эбола эдак летален?
    • 5 Можно ли приостановить вирус?

    Откуда взялись филовирусы?

    Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    В июле 2007 года шахтер, осуществлявший разведку свинца и золота в пещере Уганды, заразился вирусом Марбурга. Власти закрыли пещеру и пригласили группу ученых из Центра по контролю и профилактике болезней (CDC) для исследования вопросца. Ученые, в собственную очередь, поставили задачку ответить на вопросец десятилетней давности: какое звериное является природным носителем филовирусов? Этот вопросец был покрыт потаенной с 1967 года, когда вирус Марбурга — первый открытый филовирус — поразил европейских лаборантов, действующих с привезенными мортышками. Высочайшая летальность у зараженных филовирусами обезьян, остальных приматов и граждан дозволила представить, что приматы и не были них природными носителями: ежели вирус очень резво уничтожает собственного владельца, он и не может плодиться и вымирает. Были гипотезы, что «резервуарами» умеют быть летучие грызуны. Дабы подтвердить это же, ученым надо существовало определить инфицированную летучую мышь.

    Ученые изловили наиболее 1300 летучих грызунов в пещере и проверили них кровь на вирус Марбурга. И в конце концов отыскали, что отыскивали: контагиозный вирус Марбурга отыскали в пяти египетских фруктовых летучих грызунах, ни одна из их и не выявила симптомы болезни. А также ученые нашли все больше инфицированных летучих грызунов в наиблежайшей пещере, которая существовала сопряжена с предшествующей вспышкой вируса Марбурга.

    И не вконец известно, каким образом вирус передался от летучих грызунов к людям, так как более возможный маршрут состоит в контакте с био жидкостями. Летучие грызуны, инфицированные вирусом Марбурга в лаборатории, выделяли вирус совместно со слюной во рту, этаким же образом они могли оставлять следы на фруктах, кои потом были съедены иными звериными. Познание обладателя остальных филовирусов имеет важное значение.

    «Пока мы и не усвоим, что является резервуаром, тяжело будет ограничить контакт с заядлым видом», — разговаривает вирусолог Джон Дай из Мед исследовательского колледжа заразных болезней в Форт Детрике, штат Мэриленд.

    В текущее время ученые всерьез подозревают, что летучие грызуны умеют быть естественными носителями а также эболавирусов. В 1976 году, во время одной из первых заведомых вспышек лихорадки Эбола, шесть заболевших человек ишачили в заводском помещении в Судане, в каком а также гнездились летучие грызуны. С того времени ученые подчеркнули антитела для эболавирусов из летучих грызунов, как только и куски генетического материала вирусов. Однако обосновать, что летучие грызуны являются резервуаром, неописуемо тяжело — никто и не подчеркнул контагиозный эболавирус из одичавшей летучей грызуны, и представляется позарез трудным отследить редчайшие и разбросанные вспышки перед началом родника. Вспышки эболавирусов появлялись в почти всех пространствах, и лишь время от времени люди либо звери контактировали с летучими грызунами.

    Сегоднящая вспышка, как только считают, началась на юго-востоке Гвинеи в декабре 2013 года, когда двухгодовой мальчишка погиб от таинственной заболевания, которая резво перебросилась на пенисов семьи и работников здравоохранения. Само собой разумеется, ученые все больше сосредоточены на локализации и лечении заболевания, ежели на поиске ее родника.

    Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    «Кризис публичного здравоохранения является беспримерным. Для исследовательских работ экологов ординарно нет пространства и времени в заданный момент».

    Как всераспространены филовирусы?

    Филовирусы обнаруживали не совсем только в летучих грызунах и приматах. Это же предстало явно в 2008 году, когда власти Филиппин попросили помощи в изучении вспышки болезней у свиней. Когда прибыли ученые, они нашли, что свиньи нездоровы эболавирусом Рестона — этот общий вид вначале был найден у обезьян, импортированных в Штаты из Филиппин в 1989 году. Открытие вируса у свиней существовало шоком, так как прежде момента эболавирусы и не были обнаружены у сельскохозяйственных зверях. И это же существовало и не одиним-единственным событием: эболавирус Рестона а также отыскали у китайских свиней в 2012 году. К счастью, вирус Рестона относительно безвереден для человека. Люди, работающие на свинофермах на Филиппинах, выработали антитела к нему — это признак тамошнего, что свиньи «поделились» вирусом с людьми — однако никто и не захворал.

    В 2011 году ученые подтвердили, что свиньи умеют а также заразиться эболавирусом Заира. Существует воззрение, что свиньи умеют служить некоторым смесителем для филовирусов. Они умеют быть сразу инфицированы несколькими филовирусами, кои обмениваются генетическим материалом, дабы в итоге произвести новейшие подвиды, могущие заразить человека.

    «Возникает тривиальный вопросец: стоит нам волноваться об Рестоне? Ежели он и не зловреден для человека, может ли это же поменяться?», — задается вопросцем Эрика Оллманн Сафир, структурный биолог, исследующий филовирусы в НИИ Скриппса в Ла-Хойя, штат Калифорния.

    Ученые, по всей видимости, лишь осознают разнообразные облики филовирусов и них географию. Перечень заведомых филовирусов лишь не так давно был расширен: пятый эболавирус Бундибудджио (Bundibugyo ebolavirus) был найден в Уганде в 2007 году, а уж вирус Лловиу был обнаружен в мертвых летучих грызунах в Испании в 2011 году. «Мы можем определить все больше пенисов семейства филовирусов по всему миру», — полагает вирусолог Аято Такада из Вуза Хокайдо в Саппоро, Япония. Тамошний факт, что вирусы наиболее всераспространены, чем полагали раньше, разговаривает об фолиант, что они были вокруг нас максимально длительное время — возможно, в протяжении наибольшей части истории населения земли. Может быть, ученые отыскали лишь маленькую долю вирусов, кои можно существовало следить на примере болезней граждан и зверях. Ученые ныне пробуют осознать, как только частенько вирусы передаются людям и как только частенько в этаких вариантах появляется болезнь. В 2010 году возникло сообщение об фолиант, что практически у 20% граждан в энных районах Габона существуют антитела к эболавирусу Заира в крови, что свидетельствует об взаимосвязи граждан и вируса в минувшем без случаев болезни.

    Лобель полагает, что все эти заданные нельзя воспринимать как только существуют и что анализы умеют свидетельствовать о иммунном ответе на вирусы, похожие на эболавирусы. В его изучениях люди, пережившие вирусную заразу Эбола, показывали альтернативный иммунный ответ, в отличие от тамошних, кто ни разу и не был инфицирован. Наряду с иными учеными Лобель сейчас изучает иммунные ответы на примере огромного количества переживших инфицирование филовирусами.

    Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    Волнительный любых вопросец касательно текущей вспышки: как только циркулирующий сейчас эболавирус Заира может поменяться? Его скорое распространение намекает на то, что в этом штамме возможно что-то гораздо — может быть, он поменялся эдак, дабы легче передаваться от человека к человеку. «Мы обязаны начать изучение относительно тамошнего, ведет ли штамм 2014 года себя как только и прошлые штаммы, либо он владеет наибольшим потенциалом к распространению», — разговаривает Кристиан Андерсен, вирусолог из Колледжа Брода в Кэмбридже, штат Массачусетс.

    Андерсен осторожно помечает, что никаких заданных, предполагающих это же, пока что нет. Хотя горстка исследователей боится, что вирус может мутировать и передаваться по воздуху, никто и не верует, что вирус может эдак поменяться за маленький срок — такого в истории гораздо и не существовало. Генетический анализ проявил, что этот штамм эболавируса Заира мутировал сотки раз с того времени, как только отделился от собственного незапамятного предка подле десяти годов назад, однако никто и не знает случаев, дабы этакие мутации меняли самые важные параметры вируса. Беспримерное распространение вируса, как только считают, сопряжено с тем самым, что в Африке максимально немногие люди знакомы с вирусами и знают, как только них держать под контролем, что раскрывает эболавирусу дорогу в городка.

    Мы сами превращаем Эбола в злейшего неприятеля?

    В сентябре эпидемиологи выпустили анализ, в каком нанесли на карту размещение любых вспышек эболавирусов в Африке наряду с знаменитыми пространствами обитания трех сортов летучих грызунов, кои являются предположительными резервуарами вируса. А также они зарегистрировали конфигурации в африканской населению и мобильности — например, сколько граждан в каждой стране живут в сельских и муниципальных районах. Команда жаждила определенно обусловить зоны с более высоченным риском появления грядущих вспышек.

    Прежде года все, за исключением одной, вспышки эболавирусов у человека можно существовало отследить перед началом Центральной Африки. Эти облики эболавирусов Заира ни разу и не были увидены в Западной Африке. Однако «нам и не стоит ли удивляться этакому положению дел», разговаривает эпидемиолог Саймон Хэй из Оксфордского вуза, который управлял анализом. Даже когда он и его команда и не включали заданные сегодняшней вспышки, им же удалось предусмотреть три государства, более предрасположенные к вспышкам — Сьерра-Леоне, Гвинея и Либерия. В этих странах живет не мало граждан в районах, населенных летучими грызунами. В целом анализ выделяет 22 африканские государства, в каких, возможно, случатся вспышки эболавирусов — риску захворать будут подвержены 22 миллиона человек.

    Изучение а также ставит исходную задачку растолковать, посему вспышки филовирусов кажутся возрастающими, появляются почаще, распространяются обширнее и растут в объемах. Население граждан в странах, кои умеют подвергнуться вспышкам, возросло практически втроем с момента первого обнаружения вирусов, но и летный трафик возрос на третья часть с 2005 года. Это же и не вирусы выбираются в мир — это же люди посягают на них местность, невольно увозя них с собой в собственных телах. «Важно осознавать, что вспышки появляются в совсем удаленных и отрезанных частях Африки, где и выгорают, до того как доходят перед началом мегаполисов, — разговаривает Хэй. — Правда, в случае крайней вспышки мы сего и не наблюдаем».

    Посему Эбола эдак летален?

    Вирус Эбола воображает собой один из самых летальных заведомых вирусов. Во время крайней вспышки, по различным оценкам, умерло 60-70% инфицированных. Во время предшествующих вспышек цифра достигнула практически 90%. Лишь бешенство, оспа и несколько остальных вирусов являются так же фатальными, ежели них и не вылечивать. Причина, по которой вирус Эбола и альтернативные филовирусы так летальны, состоит в том, что они оборачивают защитные механизмы туловища против него самого.

    Привычно когда вирус просачивается в тело, он вызывает в клеточках «врожденную» реакцию иммунной системы, которая запускает воспаление и альтернативные реакции для борьбы с заразой. Вирус Эбола заражает и увечит иммунные клеточки, пропуская первую стадию обороны. К тамошнему же эти умирающие клеточки умеют вызвать разрушительный потоп хим веществ, цитокиновый шторм, и вызвать нисходящую смерть клеток, кои вырабатывают защитные антитела.

    Альтернативные высоко патогенные вирусы тоже запускают цитокиновый шторм, однако филовирусы числятся в особенности летальными, так как удивляют обширный диапазон ткани. За исключением иммунной системы, вирус Эбола штурмует селезенку и почки, разрушая клеточки, кои помогают организму регулировать жидкостный и электрохимический баланс и создают белки, помогающие крови сворачиваться. В худшем случае вирус Эбола отключает печенка, несложные и почки, другие органы перестают работать оптимально и кровяные сосуды теряют жидкость в окружающие ткани. В большинстве случаев это же приводит к погибели.

    Ежели ученые сумеют осознать, как только иммунная система переживших заболевание сумела отбиться от вирусов, они сумеют поощрять эту форму защиты при помощи вакцины. Ученые нашли, что пережившие прошлые вспышки сумели выработать антитела к вирусу Эбола, избежали цитокинового шторма и сохранили иммунные клеточки в процессе инфекции. Однако посему это же удалось одним не удалось иным — загадка. Вопросец «как они выжили?» и не покидает ученых.

    Правильное исцеление может повысить шансы на выживание. В процессе текущей вспышки люди, заболевшие в продвинутых странах, имели намного все больше шансов пережить заболевание, ежели заболевшие в Африке, так как приобретали насыщенный уход. Целенаправленного исцеления филовирусов нет, однако медики умеют пристально наблюдать и впору поправлять химию крови и белковый дисбаланс, вызванный отказом органов и потерей воды — с помощью диализа почек, к примеру. Ныне вирус Эбола высоко смертелен, так как в пространствах вспышек болезни и не оказывается подабающей клинической помощи.

    К огорчению, как только разговаривает Остерхольм, даже простые способы, кои могли бы посодействовать людям в борьбе с вирусом Эбола, и не предоставляются в самых бедствующих районах. Например, оральная регидратация подменяет внутривенную инфузионную терапию из-за ужаса, что мед работники умеют быть инфицированы в ходе вставки катетера.

    Можно ли приостановить вирус?

    Вирус Эбола окружают сплошные загадки

    Десятки предшествующих вспышек филовирусов были остановлены с внедрением простых инструментов: изоляции и исцеления пациентов, мониторинга и отслеживания источников. Здешние власти приименяли них для борьбы с распространением вируса Эбола в Нигерии и Сенегале. Однако в Западной Африке одной реакции публичного здравоохранения и не существовало довольно сначала вспышки, что дозволило вирусу резво распространиться.

    Ежели, как только предсказывают некие эпидемиологи, заболевание поразит десятки либо даже сотки тыщ граждан перед началом января 2015 года, готов стать почти неосуществимым взять ее под контроль локально. Как только минимум возможно совсем нереально набрать и научить надобное число медперсонала. Востребован новейший замысел.

    Гуманитарные и некоммерческие организации уже испытывают новейшие способы руководства эпидемией. В Сьерра-Леоне власти возводят центры изоляции, в каких пациенты будут располагаться подальше от сообщества и собственной семьи, дабы и не допустить предстоящего инфецирования. Однако в этаких центрах будет все меньше работников, чем в обычном целебном учреждении. Этакий этап будет максимально рискованным, так как он будет безоблачно демонстрировать, что граждан прячут и им же придется дать дуба. Он а также предлагает осознать, что поликлиники полны, пациентов и не берут, и это же, в собственную очередь, может еще более подпитать эпидемию. Этакие маленькие «хранилища» несовершенны, однако это же хотя бы что-то.

    Альтернативный подход — использование экспериментальных способов исцеления и вакцин, специально разработанных для вируса Эбола. Крупное внимание существовало сосредоточено на Zmapp — коктейле из антител, который был сотворен при вакцинации грызунов от вируса Эбола и который уже придали неким людям в процессе вспышки. В августе сообщалось, что Zmapp выручил 18 обезьян от погибели из-за вируса — это же первое сообщение об высочайшем успехе исцеления зверях, демонстрирующих симптомы болезни. В текущее время ученые продолжают исследование вакцины.

    Однако даже при фолиант, что эти способы ишачят, задачка неописуемо сложновата. Товары, кои продемонстрировали себя лучшим образом, предназначены для эболавируса Заира, самого смертельного из четверых сортов, поражающих граждан, однако маловероятно, что эти же вакцины будут эффективны и против остальных филовирусов. Исследователи ожидают единого превосходного денька, когда можно будет применять один способ исцеления сразу же против пары филовирусов, и не растрачивая дорогое время на выяснение четкого образа вируса при обнаружении симптомов.

    Жутко то, что вирус потом готов стать эндемическим, систематически убивая граждан в Африке в течение пары лет. Ученые ишачят, и не покладая рук. «То, что происходит в Западной Африке, это же безнадежная ситуация. Она приводит к тамошнему, что люди охотно пробуют познать, что им же надо выполнять, дабы решить проблему», — разговаривает Сафир.