Инопланетный ум III: сад осьминогов и «Страна слепых»

    В нашей галактике умеют быть десятки млрд потенциально обитаемых планет, условия на которых дозволяют существовать водянистой воде. Умеют быть и обитаемые луны. На энных из их могла возникнуть жизнь. Посреди данной жизни полностью могли возникнуть и сложноватые, многоклеточные, размножающиеся половым методом формы. За время собственного периода пригодности для жизни, мир со сложноватой жизнью мог бы произвести сотки миллионов эволюционных родословных. Одна либо несколько из их могли бы оказаться в критериях, кои запустили бы безудержный рост ума. И вот эти выбранные несколько форм, ежели они есть, могли бы выстроить технологические нации, могущие говорить об собственном существовании всей галактике либо же найти и расшифровать сообщения, кои мы отправляем определенно эдак же. Каким мог бы быть этакий инопланетный ум? Какого рода органы эмоций он употреблял бы? Как только мы могли бы с ним связаться?

    Цели вновь сделанной METI International (Messaging to ExtraTerrestrial Intelligence) включают содействие междисциплинарным научным исследованиям на тематику сотворения и телепередачи межзвездных сообщений и построение мирового сообщества ученых из самых различных сфер науки и даже искусств, кои озадачены происхождением, распространением и грядущим жизни во Вселенной.

    18 мая организация провела семинар, на котором выступили биологи, психологи, когнитивные ученые и языковеды. Несколько вопросцев семинара мы уже разглядели (часть 1, часть 2), эта часть крайняя.

    В предшествующих частях мы разглядели некие идеи о эволюции ума. Сейчас мы поглядим, может ли наш земной эксперимент дать подсказку нам, как только мы могли бы пообщаться с инопланетянами.

    Почти все из зверях, кои знакомы нам из ежедневной жизни — кошки, собаки, птицы, рыбы и лягушки — являются позвоночными, звериными с позвонками. Они все произошли от общего предка и имеют нервную систему, организованную в согласовании с одним базисным замыслом.

    Моллюски — еще одна главная группа зверях, кои эволюционировали раздельно от позвоночных зверях в течение наиболее 600 миллионов лет. Хотя большая часть моллюсков, вроде слизней, улиток и ракообразных, имеют достаточно ординарные нервные системы, одна группа — головоногие — развилась куда наиболее утонченной.

    Инопланетный ум III: сад осьминогов и «Страна слепых»

    Головоногие включают осьминогов, кальмаров и каракатиц. Они показывают когнитивные и перцептивные навыки, кои умеют посоперничать с способностями позвоночных. Так как у них нервной системы существовала хорошая от позвоночных история эволюции, она и организована и не эдак, как только у нас. И это же может указать нам на то, какие разницы и сходства с нами мы могли бы ждать, когда столкнемся с инопланетянами.

    Дэвид Гир, адъюнкт-профессор психологии в Вашингтонском институте, и ученый Доминик Сивитилли поведали об головоногих на семинаре в Пуэрто-Рико. Хотя у этих зверях имеется непростой головной мозг, них нервные системы куда наиболее децентрализованы, чем у обыкновенных зверях. У осьминога сенсорика и движения контролируются локально в щупальцах, кои совместно содержат столько же нервных клеток, либо нейронов, сколько и головной мозг.

    Восемь щупальцев сего звериного очень чувствительны. На каждом сотки присосок, на каждой присоске — тыщи чувствительных рецепторов. Для сопоставления: палец человека содержит всего 241 чувствительный сенсор на квадратный сантиметр. Почти все из этих рецепторов ощущают хим вещества, подобно тамошнему как только мы чувствуем вкус и аромат. Большинство данной сенсорной инфы обрабатывается конкретно в щупальцах. Когда щупальце оторвано от туловища осьминога, оно продолжает жить своей жизнью и даже уворачивается от угроз. Головной мозг осьминога ординарно координирует поведение его щупальцев.

    У головоногих острое зрение. Хотя них очи развивались отдельным методом от очей позвоночных, они страшно похожи. А также осьминоги владеют неповторимой способностью конфигурировать набросок и цвет кожи, используя пигментные клеточки, кои присутствуют под конкретным контролем них нервной системы. Это же обеспечивает них самой сложноватой системой маскировки посреди любых зверях на Планете земля, которая а также употребляется для социальной сигнализации.

    Невзирая на сложноватые когнитивные навыки, кои осьминоги показывают в лаборатории, они по наибольшей части одиночки.

    Группы головоногих обмениваются полезной информацией, следя вереницей, однако в остальном показывают очень консервативную социальную кооперацию. Почти все современные теории эволюции трудного ума, подобно сапиосексуальной догадке Миллера, об которой мы разговаривали во второй части, подразумевают, что соц кооперация и конкурентность играются центральную участие в эволюции сложноватых мозгов. Так как головоногие развили куда наиболее внушительные когнитивные навыки, чем альтернативные моллюски, них консервативное соц поведение вызывает удивление.

    Может быть, консервативное соц поведение головоногих накладывает ограничения на них ум. Однако Гир и Сивитилли подразумевают, что «интеллект, могущий на технологическое развитие, может существовать с малой социальной вовлеченностью», и навыки головоногих обмениваться информацией в сообществе возможно довольно. Индивидуумы этакого внеземного коллектива умеют и не иметь никакого ощущения себя либо иного.

    За исключением Гира и Сивитиллии, Анна Дорнхаус, идеи которой мы а также воображали в первой части данной трилогии, тоже задумывается, что внеземные существа могли бы выступать совместно как только коллективный ум. Социальные насекомые, в энных взаимоотношениях, эдак и проделывают. Однако она колеблется, что этакое сообщество могло бы заполучить технологический ум людского уровня без какой нить миллеровской сапиосексуальности, которая вызовет безудержный взрыв ума.

    Однако ежели не-сапиосексуальные внеземные технологические нации вправду есть, мы могли столкнуться с тем самым, что них нереально осознать. С учетом данной потенциальной пропасти недопонимания меж нашими соц структурами, Гир и Сивитилли подразумевают, что самое большее, на что мы могли бы рассчитывать исходя из убеждений межзвездной коммуникации, это же взаимовыгодный обмен внятной астрономической информацией.

    На семинаре выступил Альфер Крахер, отставной ученый Лаборатории Эймса при Институте штата Айова, который представил, что «гиганты мысли Млечного Пути, возможно, являются машинками с искусственным умом. Существовало бы увлекательно определить них, ежели они есть, однако что тогда-то?». Он полагает, что ежели они освободились и отделились от собственных авторов, «у их и не будет ничего общего с органической формой жизни, людской либо инопланетный. Нет никаких шансов на обоюдное понимание». Мы сможем осознать инопланетян, полагает Крахер, лишь ежели выяснится, что эволюция инопланетных форм жизни имеет не мало общего с нашей своей.

    Инопланетный ум III: сад осьминогов и «Страна слепых»

    Изображение на позолоченный пластинке «Вояджера»

    Питер Тодд, доктор психологии из Вуза штата Индиана, питает надежду на то, что этакое сближение вправду может иметь пространство. Земные звери обязаны предпринимать самые многообразные базисные трудности, кои представлены физикой и биологией мира, который они населяют.

    Они обязаны отлично ориентироваться на территории во всем мире поверхностей, препятствий и объектов, находить пищу и убежище, прятаться от хищников, паразитов, ядовитых веществ. Инопланетные организмы, появись они в земных критериях, столкнулись бы с этаким же набором неурядиц. Они полностью умеют придти к схожим решениям, подобно тамошнему как только осьминоги обзавелись очами, схожими на наши.

    В процессе эволюции тут, на Планете земля, помечает Тодд, системы головного мозга сначало развивались, дабы решить эти главные физические и био трудности, а уж опосля, по всей видимости, были повторно назначены для решения новеньких и поболее сложноватых неурядиц, и эдак ярый общий вид обзавелся абстрактным мышлением и языком. Например, неприязнь дрянной еды, нужная для предотвращений болезней, могла лечь в базу сексапильной неприязни для избежания нехороших партнеров, моральной неприязни для избежания нехороших соклановцев и умственной неприязни для избежания непонятных мыслях.

    Ежели внеземные мозги обнаруживали решения, аналогичные тем самым, что обнаруживали наши мозги в ходе освоения физического и био мира, они а также могли бы пройти повторное предназначение. Внеземной ум может и не так очень различаться от нашего, а уж означает существуют надежда на достижение конкретной степени взаимопонимания.

    Сначала 1970-х годов в рамках первых диагностических миссий к Юпитеру и за его пределы были запущены галлактические аппараты «Пионер-10» и «Пионер-11». Когда них миссии завершились, два зонда стали первыми объектами, сделанными людьми, кои избежали гравитационного притяжения Солнца и направились в межзвездное место.

    Так как эти аппараты в один прекрасный момент умеют быть обнаружены инопланетянами, группа ученых во главе с Карлом Саганом расположила на аппарате послание, выполненное в форме стальной пластинки. В послании были контуры мужики и дамы. Потом «Вояджеры» 1 и 2 унесли послание, которое включало 116 цифровых изображений, закодированных в фонографической записи.

    Идея об фолиант, что инопланетяне умеют созидать и осознавать, и не лишена смысла, беря во внимание, что осьминоги приобрели очи, эдак похожие на наши собственные. И это же и не все. Эволюционные биологи Луитфрид фон Сальвини-Плавен и Энрст Майр продемонстрировали, что очи самых различных форм раздельно возникли сорок раз на Планете земля, а уж зрение является главным ощущением для большенных наземных зверях. Однако тем не менее остаются звери без зрения, а уж первые наши праотцы посреди млекопитающих были ночными обитателями. Возможно и эдак, что инопланетянам недостает зрения и они и не умеют осознавать послания, зашифрованные в изображениях.

    В рассказе «Страна слепых» величавый писатель-фантаст Герберт Уэллс вообразил изолированную горную деревню, обитатели которой были незрячими пятнадцать поколений, опосля тамошнего как только заболевание убила них зрение.

    Потерявшийся альпинист находит деревню и предпринимает, что со собственной силой зрения не сложно готов стать них владыкой. Однако обитатели деревни ладно приспособились к жизни, сотканной из касаний, звуков и ароматов. Заместо тамошнего дабы изумиться тамошнему, что них посетитель владеет зрением, они находят это же неприемлемым. И предпринимают, что он сошел с разума. Когда же они предпринимают удалить два странноватых шарика, возрастающих в фронтальной части его головы, он сбегает.

    Может ли существовать такова внеземная страна незрячих, жители которых живут без зрения? Выступившей на семинаре хирургу Шери Уэллс-Йенсен, доценту кафедры лингвистики в Институте Боулинг Грин Стейт, не нужно представлять страну незрячих, так как она сама, в неком смысле, внутри нее живет. Она слепа и полагает, что существа без зрения умеют достигнуть уровня технологического развития, коего будет довольно для отправки межзвездных посланий. «Люди с дилеммами зрения, — пишет она, — как царило, переоценивают количество и качество инфы, поступающей с одним лишь зрением».

    Летучие грызуны и дельфины ориентируются в собственной черной среде при помощи природного сонара — эхолокации. Незрячие люди а также умеют обучиться эхолокации, используя щелчки языком для отправки сигналов и анализа возвращающегося эха на слух. Некие проделывают это же довольно ладно, дабы ехать на байке с маленький скоростью по незнакомой территории. Человек может выработать чувствительность, нужную для прочтения шрифта Брайля, за четверо месяца. Незрячей морской биолог может отличать облики раковин моллюсков на ощупь.

    Уэллс-Йенсен разговаривает об гипотетичной нации, которую она сама именует «криккитсами»: им же и не хватает зрения, однако они владеют сенсорными возможностями, аналогичными людским. Умеют ли этакие существа выстроить технологическое сообщество? Делая упор на свои познания сообщества незрячих и серию тестов, Уэллс-Йенсен сделала вывод, что умеют.

    Поиск еды и не составит труда, так как незрячие натуралисты умеют измерять почти все облики цветков на ощупь. Сельское хозяйство будет ишачить: современные незрячие садоводы отмечают культуры различными подставками, грудами камешков и коллекционируют тоже на ощупь. Трость для научные исследования пути впереди себя и эхолокация дозволяют незрячим неопасно передвигаться пешком. Особый компас а также облегчает навигацию. Криккитсы могли бы применять паутине, а уж и не стрелы для поимки зверях и производить оружия на ощупь.

    Арифметика имеет значимое значение для построения технологического сообщества. Для большинства граждан, с нашей-то консервативной памятью, карандаш и бумага либо доска нужны для математических расчетов. Криккитсам будет нужно определить альтернативные вспомогательные деньги, тактильные знаки на глиняных табличках, механизмов типа абака либо фотомодели, сшитые из шкур либо тканей.

    Удачные незрячие арифметики владеют выдающейся памятью и умеют осуществлять сложноватые вычисления в интеллекте. Один из величайших математиков в истории, Леонард Эйлер, был незрячим в течение 17 крайних лет собственной жизни, однако продолжал ишачить.

    Инопланетный ум III: сад осьминогов и «Страна слепых»

    Препятствия, стоящие на пути развития незрячего технологического сообщества, и не умеют быть неодолимы. Незрячие люди умеют поддерживать огнь и даже ишачить с расплавленным стеклом. Огнь криккитсы умеют применять для изготовления еды, подогрева, для обжига глиняных сосудов и плавки железных руд. Когда-то одиним-единственным, что знали астрологи, существовало то, что солнце — родник тепла. Опыты с магнитной стрелкой и сплавами приведут к обнаружению электро энергии.

    Наконец, криккитсы умеют постараться воспроизвести собственный сонар при помощи радиоволн и изобрести радар. Ежели них планетка имеет спутник либо спутники, радиолокационные отражения от их умеют обеспечить них первыми познаниями об остальных объектах в космосе. Радар а также подарит им же осознать, что планетка округлая.

    Криккитсы умеют научиться обнаруживать альтернативные формы излучения, вроде рентгеновских лучей и «света». Обнаружение данной второй таинственной формы излучения может привести к обнаружению кинозвезд и привить энтузиазм к межзвездной коммуникации.

    Какого рода сообщения они могли бы выслыть либо осознать? Уэллс-Йенсен задумывается, что контурные картинки вроде изображения мужики и дамы на пластинке «Пионера» и остальные приятные мнения будут для их непроницаемой потаенной. С альтернативный стороны, криккитсы могли бы принимать не мало заданных сквозь звук, а уж них аналоги диаграмм и графиков будут нам а также сомнительны.

    Изображения умеют быть для криккитсов загадкой, да и они в итоге раскроются. Летучие грызуны отрисовывают собственный мир при помощи эхолокации. Криккитсы умеют развить аналогичные навыки, хотя Уэллс-Йенсен полагает, что это же ничуть и не воздействует на вероятность сотворения оружий труда либо воззвание с предметами.

    Может быть, люди и криккитсы могли бы определить общий язык, передав аннотации для печати трехмерных объектов, кои можно существовало бы исследовать тактильно. Уэллс-Йенсен полагает, что они а также могли бы осознать математические либо логические языки, предложенные для межзвездной коммуникации.

    Обилие зания и восприятия, которое мы смотрим на Планете земля, разговаривает нам, что ежели инопланетный ум бытует, он, возможно, будет куда наиболее чуждым, чем предсказывает большинство пользующейся популярностью научной фантастики. При попытке связаться с инопланетянами, исчезнуть нашего недопонимания может протянуться сквозь всю исчезнуть межзвездного места. Однако нам придется преодолеть эту исчезнуть, ежели мы желаем предстать согражданами галактики.