Может быть, ученые зафиксировали рождение самой мелкой темной прорехи

    Зрелищное слияние двух нейтронных кинозвезд, кои породили гравитационные волны, зарегистрированное минувшей в осеннюю пору, возможно, кое-что скрывало: рождение темной прорехи. Эта новорожденная темная прореха будет самой маломассивной темной прорехой из любых, когда-либо отысканных. Новейший анализ рентгеновской обсерватории «Чандра» занял деньки, недельки и даже месяцы опосля обнаружения гравитационных волн обсерваторией LIGO в августе 2017 года.

    В то время как только практически каждый телескоп в распоряжении талантливых астрологов следил за родником GW170817, рентгеновские лучи «Чандры» сыграли самую важную участие в осознании тамошнего, что вышло опосля столкновения двух нейтронных кинозвезд.

    Из заданных LIGO астрологи пришли к выводу, что толпа объекта, появившегося в итоге слияния нейтронных кинозвезд, приблизительно в 2,7 раза превосходит толпу Солнца. Это же ставит его идентичность под вопросец, подразумевая, что это же или самая громоздкая нейтронная кинозвезда, или самая несложная темная прореха из любых, когда-либо отысканных. Прошлые рекордсмены из крайних имеют толпу и не мене чем в четверо либо пять раз все больше солнечной.

    «Хотя нейтронные суперзвезды и темные прорехи — таинственные явления, мы исследовали огромное количество них по всей вселенной, используя телескопы вроде «Чандры», разговаривает Дэйв Пули из Вуза Тринити в Сан-Антонио, штат Техас, создатель работы. «Это означает, у нас существуют и заданные, и теории на тематику тамошнего, как только этакие объекты обязаны яизвестия себя в рентгеновском спектре».

    Наблюдения «Чандры» рассказывают не совсем только об фолиант, что они продемонстрировали, да и об фолиант, чего же и не продемонстрировали. Если б нейтронные суперзвезды соединились и образовали наиболее трудную нейтронную кинозвезду, астрологи ждали бы, что она будет резво крутиться и производить максимально мощное магнитное поле. Это же, в собственную очередь, будет производить расширяющийся волдырь высокоэнергетических частиц, который приведет к красочному рентгеновскому излучению. Однако заместо сего заданные «Чандры» отображают уровни рентгеновских лучей, кои в несколько сотен раз ниже тамошнего, что ожидается для резво вращающейся нейтронной суперзвезды и связанного с ней волдыря высокоэнергетических частиц, подразумевая, что заместо сего появляется темная прореха.

    Ежели это же подтвердится, станет понятно одно: рецепт сотворения темной прорехи время от времени возможно и не этаким уж примитивным. В случае GW170817 потребовалось бы два взрыва сверхновой, кои оставили опосля себя две нейтронные суперзвезды на тесноватых орбитах и гравитационно-волновое излучение, которое свело нейтронные суперзвезды совместно.