Вы когда-нибудь думали об динозаврах серьезно?

    Вы когда-нибудь думали об динозаврах? Нет, это же и не из разряда «когда вы в крайний раз разговаривали «желтый жираф», это же из разряда: вы когда-нибудь всерьез об их задумывались? Не совсем только об фолиант, были ли велоцирапторы довольно мозговиты, дабы раскрывать двери. Например, если б ученые клонировали динозавра, был бы этот клон вправду динозавром? Что означает пробудиться в один денек и осознать, что астероид вынес и заледенил твой мир? И ежели динозавры стали птицами, означает, они ни разу не вымирали?

    Вы когда-нибудь думали об динозаврах серьезно?

    Леонард Финкельман не мало задумывается об динозаврах. На деле, крайний из этих вопросцев предстал первым этапом к его сегодняшней работе; Финкельман — динозавровый философ. Сначала 2000-х годов, когда он был студентом Вуза Вирджинии, один из профессоров читал лекцию по логике био классификаций связей меж динозаврами и птицами. «После сего, всякий раз, когда я лицезрел птицу, я задумывался: опа, да это динозавр! Мир уже и не был прежним», — говорит Финкельман.

    В наши деньки Финкельман является доктором института Линдфилд в Орегоне, где преподает посреди остального «философию динозавров». Динозавры, утверждает он, — это же типичный метод задаваться вопросцами об мире. Например, как только вы сможете учить жизнь чего-то, что ни разу и не лицезрели живым? Экстренное мышление, древняя хорошая методология Платона, покоится в базе всей науки. Его идеи и почти всех остальных философов уложены плотным слоем в фундаменте палеонтологии как только дисциплины.

    Палеонтология находится в зависимости от причины, что ученые умеют выполнять логические догадки об мире минувшего средством наблюдений заправдашнего. Это же индуктивное рассуждение, основоположенное гораздо в 1739 году шотландским философом Дэвидом Юмом в «Трактате об людской природе». «Его главный мыслью существовало то, что для тамошнего, дабы работать в принципе, люди обязаны полагать, что завтра вещи будут приблизительно таковыми же, какими были вчера», — разговаривает Финкельман. Философские аргументы Юма оказали нешуточное воздействие на Джеймса Хаттона, шотландца, который в 1760-х годах разработал огромное количество мыслях, легших в базу современной геологии — Хаттон первым представил, что земная кора неописуемо древняя и сформирована из скалистых отложений, депонированных за длительные лета.

    Вы когда-нибудь думали об динозаврах серьезно?

    Почти говоря, палеонтологи восстанавливают анатомию динозавров по окаменелостям — однако лишь при условии, что эти кости смешиваются согласно логике современных зверях скелетов. И да, они умеют выполнять догадки касательно поведения динозавров — однако лишь при условии, что динозавры вели себя подобно птицам, при этом наиблежайшие родственники которых погибли 66 миллионов годов назад. И они умеют моделировать мир, в каком жили динозавры — но лишь при условии композиции конкретных широт, географии и геофизики, кои выводили конкретный климат, и этот климат измерял конкретные экосистемы, и организмы, жившие в этих экосистемах, владели конкретными чертами.

    «Когда речь входит об перенесении какой-нибудь трудности либо вопросца в палеопериод, вопросцев все время все больше, чем ответов, — разговаривает Мэтью Моссбрукер, глава Музея естественной истории Моррисона в Колорадо. — Мы обязаны быть таковыми же творческими в решении неурядиц, как дисциплинированы в поиске ответов».

    Вот посему Моссбрукер присоединился к трем иным заведомых ученым в области динозавров, дабы разбирать прототипы тираннозавров на канале National Geographic. Моссбрукер разговаривает, что согласился поучаствовать в шоу не совсем только поэтому, что это же забавно, да и дабы познакомить зрителей с увлекательными вопросцами об динозаврах.

    Однако до того как Моссбрукер и его коллеги обязаны были разрезать тираннозавра, команда по эффектам Nationagl Geographic обязана существовала собрать его совместно. И тут без роли палеонтологов и критичного мышления ничуть и не обойтись.

    Два с половиной тысячелетия обратно Платон и Сократ обучали мир, как только применять вопросцы в качестве инструмента для получения познания. В собственной «Аналогии разбитой линии» Сократ обучает Главкона, как только перебегать от наблюдений к эмпирическим познаниям, используя диалектику — технику задавания вопросцев, расходуемую для поиска правды в отсутствие тотальных доказательств.

    На поддельных трупах динозавров это же тоже ишачит. Например, тираннозавр National Geographic был одет в пуховые перья. Хотя пернатые динозавры стали частью палеонтологической моды, никто и не может с уверенностью сообщить, как только смотрелся пернатый динозавр (либо как только перья размещались на теле, либо какого оттенки они были). Ученые выстраивают консенсус на базе прямых доказательств, кои у их существуют. «Ученые нашли некие окаменелые облики динозавров вроде велоцирапторов с признаками кронштейны перьев к кости», — разговаривает Финкельман. Однако что справедливо для велоцирапторов, необязательно будет справедливым для любых динозавров.

    Палеонтологи решили эту неурядицу дедуктивным алгоритмом под заглавием филогенетический брекетинг — глядя на семейное деревце динозавров в поисках родов с перьями и измеряя эволюционное расстояние перед началом остальных родов. Чем все больше расстояние, тем самым все меньше перьев. Это же способности критичного мышления, кои всходят к Платону, разговаривает Финкельман.

    Конечно же, вы сможете сделать возражение, что мы могли бы ответить на все больше вопросцев об динозаврах, если б ординарно возвратили единого к жизни. Кроме технических вопросцев об способности этакого действия (и этических вопросцев об сохранности оного), Финкельман разговаривает, что у «реанимации» существуют и альтернативные трудности. На деле, она кидает вызов самому понятию образа.

    В 1686 году натуралист Джон Рэй сформулировал слово «виды» (species) как только связанное с живыми организмами. С того времени, перед началом 1859 года, представители сортов классифицировались на базе общих физических характеристик. Вороны темные, у тигров существуют полосы, у вязов — симметричные листья с удвоенными зазубренными краешками, расположенные на ветке в шахматном порядке. Что поменялось в 1859 году? Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов». В данной работе он сказал, что у каждого образа существуют толпа вариантов и нет общих характеристик для любых представителей образа. Биологи стали мыслить об каждом образе как только об продолжении. «Группа организмов выживает в некоторой точке, вымирает в альтернативный, удерживаясь в некоторой середине, благодаря половом размножению».

    Один-единственный метод убедиться в удачном клонировании динозавра — это сопоставить его с характеристиками созданий, издавна вымерших. «Если даже мы клонируем велоцираптора, нет никакого метода познать, что он схож вымершему 75 миллионов лет назад», — разговаривает Финкельман. Это же моделирование, и, как только ладно истолковали философы постмодернизма, симулякры — это же и не правда в крайней инстанции.

    Вы когда-нибудь думали об динозаврах серьезно?

    Все же научное общество всерьез полагает реанимированных зверях прямыми представителями соответственных сортов. Однако там где наука бессильна, роман «Парк Юрского периода» Майкла Крайтона оказался на удивление пророческим: «Есть целая глава, посвященная тамошнему, что вы и не обязаны мыслить об динозаврах в парке Юрского периода как только об динозаврах; это же направленный на определенную тематику парк аттракционов», — говорит Финкельман.

    Динозавры доминировали на Планете земля 135 миллионов лет — больше, чем неважно какая иная группа больших зверях. Однако, как только и все в этом мире, это же прекратилось. Динозавры погибли. Все живое погибает. И мы, по всей вероятности, умрем. Цицерон, величавый римский оратор, произнес, что «изучение философии — это же и не что другое, как только подготовка себя самого к смерти».

    Ежели смертность граждан превзойдет показатель рождения — из-за заболеваний, войны либо огромного метеора — люди вымрут. И мы станем и не первым общим видом, который поймет такова судьба. «И это же удручает, если б и не несколько уроков, кои нам преподнесли динозавры», — разговаривает Финкельман. Например, люди — это всего только точка в эволюционной хронологии, так как Человек разумный бытует всего 100 000 лет, тогда-то как только динозавры жили все больше 135 миллионов лет. «Если вы взглянете на эволюцию вправду больших зверях, она будет историей динозавров с несколькими исключениями», — говорит Финкельман. А уж ежели уж вправду быть добросовестными, то вся история жизни — в цифрах, биомассе и экологическом воздействии — была напечатана микробами.

    «Если бы вы спросили сверхразумного тираннозавра 65 миллионов годов назад: а уж каким будет завтра, он, возможно, ответил бы: завтра будет похоже на сегодняшний день. И здесь бам: десятикилометровый метеорит ниспадает на Планету земля, — разговаривает Финкельман. — Довольно сходить в хоть какой музей палеонтологии, дабы напомнить об факте погибели. Были огромные существа, и они все ушли, и мы и не можем них вернуть».

    Мы начинаем думать об динозаврах, так как они кажутся нам началом жизни. Однако на деле, они все больше скажут об фолиант, как только жизнь завершается.