Южнополярная обсерватория поможет решить загадку резвых радиоимпульсов

    Астрологи со всего света пробуют решить загадку резвых радиоимпульсов – неописуемо сильных миллисекундных вспышек радиоволн, идущих к нам откуда-то по причине пределов Галлактики. Мы до сего времени и не узнали, что они собой воображают. Мы даже и не знаем определенно, откуда они идут, потому что большая часть из найденных сейчас источников почти всегда источают них только один раз. Но ученые полагают, что ответ на эту мистерию может прятаться в нейтрино, и посодействовать нам ее решить в силах телескоп IceCube, размещающийся на Южном полюсе.

    В первый раз об резвых радиоимпульсах (FRB) мы выяснили в 2007 году, когда они были обнаружены в записанных заданных радионаблюдений австралийской Обсерваторией Паркса гораздо в 2001 году. Первый стремительный радиоимпульс в режиме настоящего времени был получен только в 2015 году, снова же той самой же обсерваторией. А уж едва потом существовало найдено и записано практически два десятка источников этих FRB.

    «Это истинный новейший общий вид астрономических обстоятельств. Нам сильно мало понятно о этих сигналах в целом», — разговаривает физик Джастин Ванденеброк из Висконсинского вуза, действующий с телескопом IceCube.

    Инсталляция IceCube воображает собой оптический телескоп, разработанный специально для обнаружения нейтрино – странноватых простых частиц, почти и не владеющих толпой, практически ни разу и не взаимодействующих с стандартной материей, да к тому же двигающихся практически со скоростью света. Ученые полагают, что крупицы нейтрино умеют создаваться в итоге высокоэнергетических обстоятельств и катаклизмов вроде столкновения темных дыр, накоплений галактик либо выбросов гамма-излучения.

    Для распознавания этих крохотных частиц в незапятанной, сухой и размеренной атмосфере Южного полюса IceCube употребляет 5160 оптических модулей с неописуемо наибольшим углом обзора. Когда радиотелескоп измеряет FRB-сигнал, команда телескопа IceCube может параллельно начинать урожай своих заданных для проверки активности нейтрино. К полноценному моменту этот способ уже употреблялся в 30 вариантах FRB-сигналов, включая 17 сигналов FRB 121102. Они все объединены общим заглавием, потому что шли от единого и такого же родника.

    Проверка и не продемонстрировала никакой аномальной активности нейтрино, однако это же вконец и не значит, что работа оказалась глупой. Вконец наоборот, она посодействовала сузить круг поиска, сократив те самый вариации источников, кои эти сигналы типо умеют отправлять.

    «Благодаря этому мы исключили выбросы гамма-излучения и поставили под нешуточное колебание случай с темными дырами», — комментирует Ванденеброк.

    В течение ближайших десятилетий радиотелескопы предстанут еще более и сильнее. Ожидается, что в 2020 году приступит к работе телескоп SKA (Square Kilometre Array, «Антенная сетка в квадратный километр»), который станет по-настоящему действенным в поиске FRB-сигналов посредственной и малорослой частоты. А уж лишь запущенный в феврале сего года новейший телескоп «Австралийский следопыт квадратно-километровой решетки» (АСКАП, Australian Square Kilometre Array Pathfinder) уже успел найти три новеньких FRB-сигнала. Ученые полагают, что сигналы вскоре будут обнаруживаться с наибольшей частотой, а уж некие даже убеждены, что во Вселенной аналогичные сигналы рождаются каждую одну секунду.