Девушка, которая научилась видеть… ушами

    Крайним, что созерцала 21-летняя Пэт Флетчер перед взрывом, был железной бак, наполненный хим субстанциями, который неожиданно потек. Уже существовало поздно, когда она поняла, что пластмассовый шланг в ее руке необыкновенно нагрелся. Мир вспыхнул ослепительно красочно и предстал светло-синим, оттенки пламени, охватившего ее тело.

    Когда Пэт пробудилась, она поразмыслила, что все гораздо кемарит. Мир вокруг нее был невыразительным и темным, как будто она попала в сероватый, густой туман. Успокоительные и обезболивающие выполняли свое дело, ее личико существовало укутано в толстые бинты. Однако скоро к постели подошел доктор. И Пэт познала все. Случилась трагедия, вызванная реакцией двух летучих хим веществ на оружейной фабрике, где она ишачила. Один из ее очей пропал; второй остался, однако все больше ни разу и не раскроется. Пэт подфартило остаться в живых, произнес ей же доктор. Однако и не существовало никакой надежды, что она опять начнет созидать.

    Прошло практически тридцать лет и предстало безоблачно, что целитель ошибался. Сквозь двадцать пять лет опосля обстоятельства на фабрике, уже поседевшая обитательница Буффало, штат New-york, шерстила Веб, используя программку, которая преображает текст на дисплее в речь, и натолкнулась на компьютерную программку, разработанную голландским инженером. Он утверждал, что его програмка vOICe («гОЛОс») может превращать пиксели на изображениях в звуки, кои дозволят незрячим «видеть» мир вокруг. Пэт, конечно же, и не поверила. Даже усмехнулась, когда проиграла образчик «звукопейзажа», пастиш десятков различных тонов разной громкости, звучащих сразу. Это же казалось невообразимым. Неразборчивый шум.

    Потом Пэт опробовала «картину» длинноватого забора с вратами с помощью нескольких стереодинамиков в собственном офисе и у нее практически перехватило дыхание. Что-то происходило в ее мысленном зрении, что-то важно другое, чем когда она слышала ординарно звуки.

    «Я оглянулась и почти созерцала забор в собственном офисе. И я произнесла: боже, что это же? — вспоминает Пэт. «У меня мурашки поползли по спине».

    Что проделало это же ощущение этаким неописуемым, эдак это же то, что звук шел снаружи — за пределами пространства, об которое стучит трость, за пределами натянутого поводка собаки-поводыря — за пределами ее касания. Из динамической какофонии звуков, непостижимым образом, Пэт получала чувство забора, его объемов, формы, зазоров меж планками. Мир незрячих частенько обрисовывают как только глубокую клаустрофобию, так как все познаваемое и ощущаемое представлено формами и объектами, кои окружают человека, порывисто обрываясь на кончиках пальцев. Однако мир Пэт неожиданно расширился.

    Она и не могла осознать, как только звук мог это же сконфигурировать.

    «Казалось, как будто снимок реален», разговаривает она. «Этот забор — в нем были калитки, а уж в их мгла, как будто они были открыты… Это же был шок».

    Пэт отправилась в магазин, купила самую махонькую веб-камеру, которую сумела определить, прикрепила к бейсболке и подключила к ноутбуку. Потом включила все это же, получилась в прихожую и огляделась вокруг.

    «Я чуть ли не свалилась на колени», разговаривает она. «Я могла сообщить, где стенка, втемную обусловить пластмассовые жалюзи, прикоснуться к ним и убедиться. Я как будто забыла, на что похож мир».

    Скоро Пэт нашла, что может различить кружева на чашечках, кои и не лицезрела не мало лет. Заплуталась в декоративнолиственных обоях в комнате ожидания собственного зубного. Могла созидать движение листьев на деревьях. Могла созидать личика, хотя они оставались размытыми. Пэт заказала бинокль с видеокамерой, секретной в крохотной дырочке на уровне очей, и начала улучшать собственную инсталляцию. Она начала применять свое прибор каждый денек. Скоро она начала носить трость лишь под мышкой, на вариант, ежели ее прибор станет неисправным.

    И потом в один прекрасный момент утром, сквозь четверо года, вышло нечто совсем поразительное. Перед началом тамошнего денька она смотрела и лицезрела по большому счету двумерную плоскую фотографию. Она лицезрела диванчик в гостиной либо форму дерева на фоне неба, однако у нее и не существовало ощущения глубины. Однако в тамошний денек Пэт стояла у раковины и мыла посуду, потом высушила руки полотенцем и взглянула вниз. Раковина все время казалась ей же примитивным квадратом. Однако благодаря новенькому прибору Пэт неожиданно обрела глубину восприятия.

    Пэт Флетчер смотрела в раковину.

    Эксперимент ее кажется совсем неописуемым либо, по последней мере, как только рассказывают некие, — сложным обманом ума. Может быть, ее история убедительн. Однако она и не возможно истиной — в финале финалов, она переворачивает все принятые научные теории. Она плюет в личико здравому смыслу. Как только можно «видеть» ушами? Как только головной мозг может вновь обрести способность к восприятию, утраченному давным-давно, как будто по щелчку выключателя?

    Однако заявления Пэт Флетчер инспектировали ведущие ученые мира. Пару лет обратно, бесстрашная 58-летняя технологическая авантюристка, прибыла совместно со собственным устройством в Бостон для проведения тестовых испытаний в Гарвардской школе медицины. Пэт лежала на огромном столе, который завозил ее в тесноватую трубу машинки МРТ, могущую выслеживать количество кислорода, применяемое разнообразными частями головного мозга. Доктор проинструктировал ее выслушать свои саундскейпы (звукопейзажи).

    У Пэт Флетчер и не существовало глазных яблок, кои могли бы отобразить ей же мир. Однако каким-то образом, когда она выслушивала свои саундскейпы, активировались области головного мозга, связанные с зрительной обработкой у зрячих — области головного мозга, кои привычно активизируются, ежели мы обращаем наши очи на объект в пространстве. Меж тем самым, когда Пэт слышала обыкновенный звук, когда ученый, к примеру, звенел ключами недалеко, слуховая кора Пэт активировалась как всегда. Ее головной мозг каким-то образом научился отличать нормальные звуки и ее звукопейзажи и прокладывать путь для крайних в характерную область обработки зрения — даже когда звуки входили в ее уши сразу.

    Дальнейшие опыты продолжали подтверждать это же. Пэт Флетчер, которая существовала незрячей все больше тридцати лет, научилась созидать ушами. Ее головной мозг переплел себя поновой.