Беспощадные опыты продемонстрировали, что большая часть млекопитающих умеет плавать

    Согласно различным муниципальным легендам, верблюды и свиньи и не могут плавать — однако как нам понятно, лишь один род млекопитающих старается держать голову над водой. В один прекрасный момент пытливая пара Одри и Хэмиш решили проверить одну биологическую теорию на домашних питомцев Одри. «Я все время задумывалась, что все млекопитающие предлагают молоко и могут плавать», разговаривает она, «хоть и не все время одновременно».

    И вот, эдак вышло, что они оказались со собственными дочерьми около садового пруда, прочно держа излюбленных морских свинок. «У нас существовала рыболовная паутину на вариант, ежели у кого-либо возникнут трудности. Мы расположили морскую свинку по одну сторону и она по-собачьи — или по-морско-свинячьи — переплыла на другую».

    «Это один-единственный экспериментальный эксперимент, который у нас есть», разговаривает Хэмиш, объясняя собственную точку зрения тем самым, что, так как большая часть млекопитающих прогуливаются на четверых ногах, они обязаны уметь плавать подсознательно, по-собачьи.

    Прав ли он?

    Некие млекопитающие от природы ладно плавают. Киты, тюлени и выдры эволюционировали, дабы без неурядиц передвигаться в воде. Почти все наземные млекопитающие тоже могут плавать; собаки, конечно же, однако за исключением их и альтернативные домашние питомцы — овцы и скотины. Даже кошки ладно плавают, хоть не обожают сего выполнять.



    Альтернативные облики имеют репутацию «топоров» во всем мире пловцов — верблюды, к примеру. В пустыне они, конечно же, корабли, однако что с ними будет, когда они отважутся переплыть озеро в оазисе? Беседы с верблюжьими ветеринарами и обладателями ранчо отображают, что у горбатых четырехногих очень не достаточно желания заходить в влагу, когда они с ней сталкиваются, даже у породы Харай — «плавающих верблюдов» Гуджарата.

    Свиньи, согласно легенде, тоже и не умеют плавать, ежели и не перережут самому себе гортань наточенными клыками. Однако это же, конечно же, и не эдак. Колония морских свиней, проживающих на Багамских островах, предстала знаменитой достопримечательностью.

    Ежели пустынный стиль жизни ни об чем же не разговаривает, как только насчет веса?

    Когда-то ученые подразумевали, что слоны, самые томные наземные звери, и не умеют плавать. Это же предположение означало, что биогеографам пришлось сочинять сложноватые разъяснения присутствия ископаемых слонов на островах у берегов Калифорнии, Китая и Средиземноморья.

    По большому счету, оказалось, слоны — это же пловцы, могущие покрывать расстояния перед началом 50 км. Высказывалось даже предположение, что хобот слона вначале эволюционировал как только трубка для дыхания. Даже броненосцы, невзирая на собственную неловкую оболочку, умеют балансировать вес, глотая воздух, дабы раздуть собственный желудок и кишечный тракт, когда гребут в воде.

    Что ж, с этими все известно. Однако во всем мире 5416 заведомых сортов млекопитающих. Доказательство тамошнего, что они все умеют плавать, востребует утопления огромного количества неповинных существ в прудах.

    «Стоит сообщить, что этакие опыты были проведены», разговаривает Фрэнк Фиш, эксперт по аква движению в Институте Вест-Честер, Пенсильвания. Никто и не оценивал каждое млекопитающее раздельно; ординарно существовало время, когда зверях ординарно инспектировали на наличие навыки к плаванию, ординарно погружая них в влагу.



    Исследовательская работа 1973 года, проведенная Энн Дагг и Дугом Виндзором, включала позиционирование 27 наземных сортов, от землероек перед началом скунсов, в трехметровый резервуар с водой, дабы взглянуть, что они будут выполнять. К счастью, они все сумели плавать — даже летучая мышь, которая перемещалась, «используя неповоротливые рывки, при которых ее крылья напоминали имидж батерфляй».

    К огорчению, ученые и не все время удовлетворялись выяснением тамошнего, умеют ли звери плавать либо нет. В статье Дагга и Виндзора приводится гиперссылка на серию «бесчеловечных тестов, в процессе которых разнообразные облики плавали перед началом того времени, пока что и не были истощены либо и не умерли»; они проводились в финале 60-х годов.

    К счастью, навряд ли этакие опыты будут проводиться сейчас. «Этика поменялась. Что существовало приемлемо в то время, ныне неприемлемо», подтверждает Фиш.



    Вобщем, этакие научные исследования, похоже, оправдывают теорию Одри, в особенности ежели звери так нерадушно принимают водную жизнь, как летучие грызуны ладно плавают.

    Посему же плавание обязано быть этаким обобщенным поведением у млекопитающих, даже тамошних, которым нежелательно плавать? Фиш полагает, что это же побочный спецэффект анатомии млекопитающих. «У млекопитающих существуют солидных объемов несложные, кои присваивают им же малость плавучести», поясняет он. «Мех тоже важен, однако он становится наименее немаловажным, когда млекопитающее становится больше». Это же, наряду с жиром млекопитающего, который скапливается под поверхностью тела, выполняет них соответственно плавучими.

    «Учитывая все это же, млекопитающие, обычно, всплывают», разговаривает Фиш, «а ежели вы сможете выплыть, то вы сможете и плавать».

    Получается, мы можем представить, что каждое млекопитающее может плавать? Один трактат от 1963 года по восхитительно эзотерической тематике «плавательного потенциала золотистого хомячка» говорит: «Хорошо понятно, что большая часть одичавших млекопитающих умеют плавать». Большая часть, однако и не все. Из данной же литературы выясняется, что бытует две группы и не умеющих плавать млекопитающих: жирафы и мортышки.



    Жирафы точно и не похожи на не плохих пловцов. С этакий необычной анатомией кажется полностью банальным, посему они и не умеют плавать. Никто, вобщем, и не возводил резервуар с водой для жирафов, однако благодаря паре любопытных палеонтологов это же, может быть, не пригодится.

    Заинтригованный бессчетными упоминаниями в литературе, научный писатель и палеонтолог Даррен Найш решил проверить догадку об фолиант, что жирафы и не могут плавать. «Я позарез скептически отношусь к этаким утверждениям, беря во внимание, что звери, кои и не признаются, что могут плавать — вроде циклопических черепах, свиней, носорогов и верблюдов — плавают оптимально либо очень даже хорошо», писал он в собственном блоге Tetrapod Zoology.

    Раздумывая над тестом, который будет этичным и сухим, Найш обратился к Дональду Хендерсону из Царского Тирреловского палеонтологического музея в Драмхеллере, Альберта, Канада. Хендерсон практикуется на разработке компьютерных моделей зверях, как только вымерших, эдак и имеющихся. «Изначально я начал производить эти фотомодели для миграции и оценки массы туловища, однако впоследствии осознал, что можно а также разглядеть и плавучесть», поясняет он. Подфартило, что у Хендерсона существовала доделанная фотомодель жирафа, потому исследователи решили в конце концов расставить точки над i и узнать, умеют плавать жирафы либо таки нет.

    «Мы нашли, что жираф мог бы плавать и его голова существовала бы близко к поверхности, однако ему же пришлось бы максимально попытаться, дабы держать ноздри открытыми», разговаривает Хендерсон, объясняя, что достаточно длинноватые конечности звериного а также проделают его достаточно неповоротливым в воде. «Не исключено, что жираф может плавать, однако это же будет напряженное плавание, потому логично, что они сего и не обожают. Отсюда могло выйти представление, что жирафы и не могут плавать».



    Водоплавающие навыки обезьян инспектировали наименее человечным методом. Этнолог Роберт Йеркс поведал историю с рубежа 20 века, в какой Уильям Хорнадей, основоположник зоопарка Бронкса, решил искупать орангутана:

    «Поднеся его к поверхности, я отпустил его, вопреки его воле. Поплыл ли он? Лишь только ли. Он одномоментно перевернулся и его голова опустилась, как будто существовала наполнена свинцом, а уж и не мозгом».

    Этот ожесточенный опыт, к огорчению, и не является исключением. Сам Йеркс определяет, как только кидал малолетних шимпанзе в влагу, дабы узреть, утонут они либо поплывут. «Все без исключения, они пробовали сопротивляться и резво тонули», пишет он. По данной причине в зоопарках частенько употребляются рвы, дабы мортышки и не сбежали.

    Хорнадей определяет, что «вместо тамошнего дабы энергично ударять руками и ногами, как только это же проделывают альтернативные звери, них полезные конечности ординарно торчали прямо из туловища, как только четверо палки, и сдвигались медлительно и слабо». Явно, что-то в высших приматах мешает им же плавать скоординированным образом.

    «Люди будут твердить для вас, что шимпанзе и не могут плавать, так как и не всплывают», разговаривает Ренато Бендер, научный коллега Колледжа эволюции человека в Витватерсранде в Южной Африке. «Речь идет и не об фолиант дабы выплыть, а уж дабы адекватно плавать».

    Его точка зрения такая, что большая часть млекопитающих плавают подсознательно, так как задействуют ту самую же самую походку, что и на суше, как только подозревал Хэмиш. «Если вы четырехногий, то когда вы плаваете, вы по большому счету используете уже имеющуюся фотомодель движения, ординарно применяя ее к воде», разговаривает Фиш. Вот посему плавающие четырехногие склонны плавать «по-собачьи».



    Отмечая, что кенгуру умеют удирать в влагу, будучи преследуемыми хищниками, Джордж Уилсон из Австралийского государственного вуза в Канберре нашел, что когда красноватые кенгуру, и не имеющие прежде эксперимента плавания, входили в бассейн, они начинали плавать по-собачьи — совсем и не эдак, как всегда прогуливаются.

    Он сделал вывод, что это же может «представлять возврат к наиболее ранешным временам» в них эволюционной истории. Даже у самых потрясающе адаптированных аква созданий картинка будет приблизительно этакий же. «Дельфин по большому счету скачет под водой, лишь без ног», разговаривает Фиш.

    Однако мортышки тоже четырехногие. Посему эта логика и не приемлема к ним?

    Гораздо в 2013 году Бендер совместно со собственной невестой Николь — медицинским исследователем из Бернского вуза (Швейцария) — оспорили расхожее воззрение, засняв шимпанзе по имени Купер и орангутана по имения Сурия счастливо гребущими в плавательных бассейнах. Это же были первые видео с наблюдениями за плаванием большенных обезьян.

    Как только ни удивительно, ученые полагают, что это же поведение поясняет, посему у обезьян нет прирожденной навыки плавать.

    Эти мортышки и не рождались со собственными возможностями; они обязаны были обучаться. Прошлый учитель плавания Бендер пометил главную разницу в фолиант, как только они сдвигались: все меньше собачьего имиджа, все больше брасса.



    Это же изменение имиджа, по его воззрению, и не случаем, а уж заместо сего намекает на глубокую эволюционную историю. Так как праотцы этих обезьян приспособились к жизни на деревьях, они не совсем только утратили потребность в воде, да и видоизменили свои нейромоторные системы и анатомию, дабы предпринять них наиболее подходящими для качания на деревьях.

    Эти конфигурации привели к тамошнему, что древнейшие мортышки утратили не совсем только мечтание, да и способность плавать по-собачьи. В редчайших вариантах, когда мортышки обучаются плавать, увеличенная подвижность них конечностей в итоге них надземного стиля жизни выполняет брасс наиболее очевидным имиджем.

    Получается, плавание — это же не совсем только счастливый побочный спецэффект плавучести и четверых конечностей, естественный отбор интенсивно поддерживает этот навык у любых остальных млекопитающих. Фиш, но, полагает это же притянутым за уши: «Млекопитающие утратили собственный навык плавать в девоне, когда рыбы начали вынянчить из воды», поясняет он.

    Все же догадка Одри существовала частично верной. Плавание, по-видимому, играется нежданную участие в экологии энных сортов млекопитающих, будь то разгон доисторических слонов либо бегство от хищников у кенгуру. Может быть, это же наиболее значимое поведение, чем полагали ранее.

    И еще есть млекопитающее, для коего плавание вообщем предстало кое-чем особым, очередной и не умеющий плавать примат: человек.

    Бытует общераспространенное воззрение, что малыши владеют прирожденной способностью плавать. Это же ошибочно. Хотя малыши вправду удерживают дыхание при погружении в влагу, и не стоит ли полагать это же плаванием. Заминка дыхания — это же часть рефлекса млекопитающего при нырянии, комплект физиологических конфигураций, возникающих в итоге погружения в влагу, который находится у любых млекопитающих, однако мощнее всего развит у морских сортов. Подобно Куперу и Сурии, людям надо обучаться плавать.



    Будучи мозговитыми приматами, мы научились выполнять это же достаточно ладно. Фаворитные во всем мире ныряльщики и олимпийские пловцы способны на подвиги, невообразимые ни для какого иного наземного млекопитающего, и люди в мире обучаются плавать, дабы ишачить, играться и ординарно услаждаться действием.

    Наша близость к воде по сопоставлению с иными мортышками является одной из индивидуальностей, кои содействовали формированию эдак именуемой догадки об аква мортышках. Согласно данной идее, почти все из наших определяющих параметров (безволосость, двуногость, заглавные мозги и пр.) стали результатом периода в нашей эволюционной истории, проведенном в полуводном стиле жизни.

    Догадка аква мортышки и не имеет научной поддержки, однако заполучила не мало сторонников. Бендер ощущает, что ее популярность затормозила суровые научные исследования взаимодействия приматов с водой и последствий, кои могла оказать она на наше поведение и эволюцию.

    «Я желаю, дабы люди сообразили, что для вас надо отделить «воду в эволюции человека» и водную догадку, а уж потом начать обследовать ее с научной точки зрения», разговаривает он. «Есть не мало свидетельств тамошнего, что шимпанзе и орангутаны играются с водой часами. Вода максимально увлекательная: мозговитые звери находят ее привораживающей, а уж мы — умные животные».