Жизнь в космосе возможно редкостью, вроде бы нам ни хотелось противоположного

    В 1960-х годах многие ученые полагали, что мы одиноки во Вселенной. Поиски здравомыслящей жизни за пределами Почвы высмеивались; с этаким же фуррором, казалось, можно существовало находить фей либо ведьм. Скептики полагали, что происхождение жизни существовало обосновано быстрее хим недоразумением, событием так неописуемым, что оно ни разу и не произойдет два раза. «Происхождение жизни кажется почти чудом, — так рассказывал о этом Фрэнсис Вопль. — Очень не мало критерий надо осуществить, дабы это же произошло». Жак Моно вторил ему же; в собственной книжке 1976 года «Случайность и необходимость» он писал: «Человек знает, в конце концов, что одинок в флегмантичной необъятности Вселенной, в какой возник благодаря случайности».

    Жизнь в космосе возможно редкостью, вроде бы нам ни хотелось обратного

    Сейчас же маятник качнулся решительно в обратную сторону медали. Почти все выдающиеся ученые утверждают, что Вселенная кишит жизнью, часть которой обязана быть точно здравомыслящей. Биолог Кристиан де Дуве зашел эдак далековато, что именовал жизнь «космическим императивом». Что поменялось в науке? Явно, ничего. Мы бредем почти в тамошних же сумерках, пытаясь осмыслить переход от не-жизни к жизни, что были при Дарвине, когда он писал: «Крайне неразумно в текущее время мыслить об происхождении жизни; с этаким фуррором можно существовало бы размышлять об происхождении материи».

    Нет никаких колебаний в фолиант, что SETI — всемирная инициатива поиска инопланетного ума — получила массивный толчок от недавнешнего открытия сотен экстрасолнечных планет, либо экзопланет. Явно, изъяна в недвижимости в космосе нет. Однако обитаемой эта недвижимость возможно только в случае вправду возникновения жизни.

    Мы частенько говорим об фолиант, как велосипеда возможность, что мы обнаружим здравомыслящую жизнь за пределами Почвы. Этот вопросец и не имеет смысла. Так как мы и не знаем процесса, который превратил мешанину хим веществ в живую клеточку, со всей ее ошеломляющей сложность, нереально высчитать возможность, с которой это же может произойти. Тут умеют участвовать совсем различные силы — даже солнечные бури, как только продемонстрировало недавнешнее изучение. И собрать эту головоломку нам пока что и не удалось. Нельзя оценить шансы неведомого процесса. Однако астробиологов, вобщем, все больше интересует возможность, с которой микробная жизнь в итоге получит ум. Хотя биологи и не умеют высчитать ее математически, они полностью соображают этот процесс; это же дарвиновская эволюция. И тем не менее это же как только ставить тележку поперед лошадки — самая объемная неопределенность окружает первый этап, откуда вначале возьмутся бактерии.

    Карл Саган в один прекрасный момент заприметил, что происхождение жизни возможно и не этаким трудным действием, и жизнь и не появилась сразу, как Планета земля предстала доброжелательной для жизни. Мы вправду может проследить присутствие жизни на Планете земля уже 3,5 млрд годов назад. Однако аргумент Сагана игнорирует тамошний факт, что мы являемся товаром непосредственно земной биологии. Если б жизнь на Планете земля и не возникла довольно рано, люди и не сумели бы возникнуть перед началом тамошнего, как только Солнце станет очень жарким и зажарит нашу планетку перед началом корочки. Мы тенденциозны в собственных суждениях не можем получить статистически значимую подборку на базе самих себя.

    Альтернативный всераспространенный аргумент состоит в том, что Вселенная так громадна, что жизнь определенно обязана кое-где быть. Что следует из сего заявления? Ежели мы ограничимся наблюдаемой Вселенной, получим приблизительно 1023 планет. Это же крупное число. Однако оно блекнет по сопоставлению с вероятностью образования даже простейший органической молекулы по воле единого лишь варианта. Ежели путь от химии к биологии длительный и тяжелый, полностью возможно эдак, что только на одной планетке из триллиона может возникнуть жизнь.

    Допущения тамошнего, что жизнь обширно всераспространена, основаны на неявном предположении, что биология является и не товаром произвольных хим реакций, а уж товаром ориентированной самоорганизации, которое содействует живому состоянию — что-то вроде актуального принципа, действующего в природе. Этакий принцип возможно, однако мы и не отыскали никаких доказательств его существования.

    Может быть, нам нежелательно далековато ходить за примером. Ежели жизнь вправду возникает с легкостью, как только представил Саган, она могла зародиться второй раз — и в третий, и в четвертый — на нашей своей планетке. Если б жизнь на Планете земля возникала неоднократно, нас окружали бы отпрыски бактерий совсем иного генеза, образуя собственного рода теневую биосферу. Однако никто всерьез и не занимался бактериями, а уж них умеют быть млрд сортов, потому мы пока что и не знаем. Будет нужно определить всего один «инопланетный» микроорганизм, дабы ответить на этот вопросец.