Жизнь за пределами Почвы — непростая задачка

    Сусана Занелло — эксперт по адаптации граждан к жизни в космосе. Приглашенная в качестве посетителя в Федеральную политехническую школу Лозанны (EPFL), она поделилась собственным взором на изучение, освоение космоса, грядущие путешествия на Марс и почти все альтернативное. Публикуем интервью, представленное на Phys.org.

    Жизнь за пределами Почвы — непростая задача

    Галлактические путешествия оказывают влияние на организм человека намного мощнее, чем мы думаем. Сусана Занелло практикуется на этих спецэффектов. Будучи биологом, она ишачит в Отделе наук галлактической жизни в Хьюстоне, учреждения, которое поддерживает работу NASA. Ее миссия — изучать адаптацию человека к жизни в космосе, измерять связанные с сиим опасности и разрабатывать контрмеры, дабы сохранить здоровье астронавтов по мере проведения разведывательных миссий.

    Как только это же пребывание в EPFL поможет вашим научным исследованиям?

    Я приехала сюда, дабы познать все больше об миниатюризации и собрать некие идеи. В галлактической медицине нам надобны прибора с маленькими объемами, кои дозволят проводить анализы в полете и мониторинг здоровья в режиме настоящего времени: мерить пульс, давление крови, частоту дыхания и температуру космонавтов. За исключением тамошнего, обязан быть некий метод коллекционировать заданные об здоровье всего экипажа. Это же важнейший момент, так как в космосе существуют толпа ограничений: относительно доступное место, время экипажа, вес объектов, кои мы туда берем. Таким макаром, мы ищем новейшие микро- и нанотехнологии, дабы производить прибора гораздо меньше и лучше.

    Каковы более принципиальные проявления галлактического полета в организме?

    Жить за пределами Почвы — сложная задачка. В ходе эволюции жизнь адаптировалась к данной планетке. В космосе один из основных рисков воображает собой микрогравитация — отсутствие силы тяжести. Банальным следствием является утрата минеральной герметичности костной ткани. Там, наверху, для вас ординарно нежелательно всегда биться с силой гравитации, как только мы делаем это же на Планете земля. Таким макаром, у скелета ординарно нет целесообразности нас поддерживать. Человеческое тело начинает приспособиться, снижая герметичность костной матрицы и по-другому обрабатывая кальций. Это же приводит к потере силы костей, что наращивает риск переломов, когда вы возвращаетесь на Планету земля, также возникновению камешков в почках.

    Галлактическое излучение — очередной важнейший риск жизни в космосе. Магнитное поле Почвы является действенной защитой, предотвращая попадание на поверхность планетки большинства высокоэнергетических частиц. За пределами поясов Ван Аллена либо на остальных планетках, мы будем под константной бомбардировкой сильных солнечных протонов и галактических галлактических лучей. Существуют весомые свидетельства тамошнего, что они умеют проходить сквозь наши туловища и вести взаимодействие с ДНК. В длительной перспективе существуют риск, связанный с конфигурацией ДНК, возникновением рака, потому нужны суровые научные исследования.

    Ваша работа сосредоточена на конфигурациях в зрении космонавтов?

    Сначала 2000-х мы начали следить понижение остроты зрения космонавтов опосля тамошнего, как только они проведут время на МКС, Интернациональной галлактической станции. Последующие научные исследования продемонстрировали конфигурации формы очей, уплощение глазного яблока и утолщение задней части очи сначала визуального нерва. 60% космонавтов сталкиваются со понижением зрения, в энных вариантах оно необратимо. Потому NASA полагает это же риском для здоровья высочайшего приоритета.

    Что вызывает эту утрату зрения?

    Мы думаем, что это же происходит по причине смещения жидкостей в теле. На Планете земля, обычно, воды едут к ногам. Них движение и клапаны в наших венах ног помогают накачивать кровь назад к сердечку. В микрогравитации эта система все больше и не востребована, и ваша жидкость заместо сего накачивается в голову. Это же приводит к возникновению одутловатого личика и «куриных ножек», также, может быть, к увеличению внутричерепного давления. Ученые подразумевают, что когда давление в спинномозговой воды растет, оно конфигурирует и давление очей, что оказывает влияние на остроту зрения.

    Какими исследовательскими работами вы собираетесь заняться в дальнейшем?

    Существуют физиологические признаки адаптации, кои мы можем следить, также и лежащие в них базе на молекулярном уровне. Гены умеют по-разному выражаться в космосе, что приводит к конкретным физиологическим изменениям. Научные исследования, кои я провожу прямо ныне, обязаны отвечать на эти вопросцы. Однако снова же, существуют не мало ограничений по проведению тестов в космосе. Ныне космонавты живут там перед началом шести месяцев, и лишь двое из их отважились на годовую цель. Однако когда мы говорим об остальных дальних пт предназначения вроде Марса, это же разговаривает об целесообразности проведения долговременных миссий. Дабы познать, что может случиться в этаких путешествиях, нам надо проводить опыты не совсем только на МКС, да и на земных аналогах галлактических баз, на платформах, моделирующих условия космоса.

    Каковы главные трудности поездок на Марс?

    Такова миссия займет и не все меньше трех лет. Первый риск — физиологический. Дабы измерить его, нам надо принять во внимание длительность, удаленность, изоляцию, заточение с консервативным числом граждан, стресс от высочайшей перегрузки и давление целесообразности фуррора. Как вы прибудете на Марс, будет предпочтительнее: частичная гравитация. Ваши кости сразу же приобретать стимул, и уровень падения герметичности костной массы снизится. Однако снова же на поверхности космонавты столкнутся с риском высокоэнергетического облучения. И не говоря уже об серьезном климате, пыли и целесообразности неплохого питания.

    Как только насчет остальных планет?

    Конечно же, мы начинаем подумывать и об наиболее удаленных объектах вроде спутника Юпитера Европы, на котором существовала найдена вода. Однако он намного далее. Плюс, веруйте либо нет, хотя Марс кажется мертвой планеткой, она гораздо относительно миролюбива, по сопоставлению с остальными. Его объем и порядок вращения похожи на земные. День продолжаются практически 24 часа. Это же немаловажно для граждан, кои привыкли жить в этаких критериях. Жизнь на планетке с 10-часовыми днями, к примеру, может вызвать не мало побочных спецэффектов для организма.

    И не очень ли мы привыкли к земным условиям, дабы лететь в космос?

    Эксперимент демонстрирует, что мы можем адаптироваться к новенькому окружению. Конечно же, все время будут оставаться конкретные опасности. Мы обязаны подробно обусловить уровни этих потенциальных рисков. Однако мы и не можем игнорировать жажду людского научные исследования. Даже при высочайшем риске все время найдется желающий броситься в новое и неизведанное.